Измерение (Трубы)

По проповеди, проповеданной 09 сентября 2005 года.
И взял я книжку из руки ангела и съел её, и была она в устах моих словно мёд сладкий; и когда я съел её, стало горько во чреве моем.
И говорят мне: должно тебе снова пророчествовать о народах, и племенах, и языках и царях многих.
И была дана мне трость, подобная посоху, и сказано: встань и измерь храм Божий и жертвенник и поклоняющихся в нем.
И двор, что вне храма, оставь вне, и не измеряй его, потому что он дан был язычникам, и они будут попирать город святой сорок два месяца.
(Откровение 10:10-11:2,)
Перевод Кассиана (Безобразова)
В этот период между трубами должно было нечто произойти. Когда спускался тот Ангел, Он поставил одну ногу на море, а другую – на землю, Он воскликнул голосом.
И Даниил видел, что за изречение высокомерных слов зверь был убит в глазах его, а у прочих зверей была отнята власть, а продолжение жизни было дано им на время и на срок, т.е. на какой-то определенный период и еще на какой-то временной отрезок.
Для того чтобы понять Книгу Откровение, тот ее участок, который начинается с 4-й главы, нужно уяснить себе, где в это время находится Иоанн. А Иоанн в это время находился только в одном месте. Он находился в небесах, после того как Голос, который он прежде слышал посреди золотых светильников, повелел ему подняться вверх.
После сего я взглянул, и вот, дверь отверста на небе, и прежний голос, который я слышал как бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: взойди сюда, и покажу тебе, чему надлежит быть после сего.
(Откровение 4:1)
Теперь сцена меняется. Иоанн наблюдал на Патмосе, а теперь он поднимает глаза. Почему? — Он видит, что нечто происходило здесь на земле (эти церковные периоды), все Семь Периодов Церкви, а потом, когда он увидел все церковные периоды, после этого, после того как церковные периоды закончились, он услышал Голос. И он поднял глаза к Небесам и увидел открытую Дверь, и прежний Голос зазвучал, как труба. Значит, поменялось место действия — уже не на Патмосе, а на Небесах.
Это был тот же самый Голос, Который ходил в семи золотых светильниках — тот же самый Голос. Голос не изменялся. Но Голос… Где же Он находился, когда он услышал Его в первый раз? Кто из вас помнит из первого церковного периода? — Позади него. “Я был в Духе в день Господень”, — Откровения 1… 1:10. Итак, он в Духе… Если хотите записать, Откровения 1:10 и 13: “Я был в Духе в день Господень и услышал позади себя как бы Голос трубный и звучал, как множество вод. И когда я обратился, чтобы посмотреть, я увидел Стоявшего посреди семи золотых светильников”.
Так вот, после того как Он открыл ему всю тайну этих семи золотых светильников (держит семь звёзд и одет в белый парик, и так далее, ноги у Него как медь, и глаза как огонь — символы), затем он услышал тот же самый Голос (обратите внимание), говоривший с Небес. И он поднял глаза и увидел открытую Дверь (о-о!): Дверь, открытую в Небеса! Как же войти? — Через Христа Иисуса, эту единственную Дверь, единственный Путь, нет другого пути.
(«Откровение, глава четвёртая, часть1», Вильнюсское издание)
То же самое Евангелие, тот же самый Голос Иисуса Христа, который проповедовался на протяжении всех семи церковных Периодов, поднимет нас из мертвых. Это был Голос Трубы, который уведет нас в Восхищение.
Павел говорил о силе этого Голоса.
и как безмерно величие могущества Его в нас, верующих по действию державной силы Его,
которою Он воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых и посадив одесную Себя на небесах,
превыше всякого Начальства, и Власти, и Силы, и Господства, и всякого имени, именуемого не только в сем веке, но и в будущем,
и все покорил под ноги Его, и поставил Его выше всего, главою Церкви,
которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем.
(К Ефесянам 1:19-23)
То же самое Слово, которое мы принимаем сейчас (если мы его действительно принимаем), поднимет нас туда, в небеса.
Все эти вещи, описанные, начиная с 4-й главы, происходили в небесах. Иоанна видел этот Престол. Он был белым. Иоанн видел море. Оно было стеклянным. Мало того что оно было чистым, оно было еще и стеклянным, т.е. то море, в котором омывались священники, теперь в нем нельзя было омыться.
Море было уже стеклянным, Престол был белым. Это было время суда. Четверо животных охраняли Сидящего на престоле, и поскольку они Его охраняли, Иоанн не видел Агнца, потому что агнец был на том же Престоле.
Но когда дверь была открыта, когда был снят покров, когда пришло время снять Печати, был открыт Агнец, ставший Львом, потому что Он победил.
Это был суд, и все, что происходило на Небесах после этого, было судебным процессом. И Иоанн, будучи там, видел все этапы этого судебного разбирательства.
События происходили на земле, но все открывалось в небесах, как свидетельские показания на суде. Шло судебное расследование. Снимались Печати, и каждый из живущих на земле судился этим судом. Он был или оправдан, или осужден. Были разные этапы этого судебного процесса, называемые Печатями, Трубами, Чашами, Язвами и т.д. Показывалось, как проводилось дознание, показывались улики, каким образом все происходило. Показывалось и доказывалось, почему одни шли сюда, а другие – туда.
И снятие Печатей с книги Искупления было оправдательной речью Защитника, Адвоката, Которым был Иисус Христос. Печати показывали, как Он оправдывал творение. Трубы показывали отношение к Израилю. Язвы относились к языческой церкви, которая отвергла Слово.
Этапы судебного разбирательства шли один за другим. Книга Откровение не соблюдает последовательность событий. Она придерживается их только в рамках отдельных этапов расследования. Именно поэтому Иоанн сразу же после открытия Седьмой Трубы видит жену, облеченную в солнце, родившую Младенца мужеского пола, а ведь эти события произошли за две тысячи лет до описанных прежде. Но если посмотреть на все это как на судебное разбирательство, то все становится на свои места. Ведь родившийся Младенец, это именно то, что упустили евреи, и что должно быть им открыто именно Трубами, что они окончательно поймут только тогда, когда протрубят все Трубы, а не только одна Труба.
Евреи упустили эту Жену, эту Церковь, и когда Трубы были раскрыты, открылась и она. И это произошло никак не раньше, чем отзвучала Седьмая Труба.
Была открыта та Церковь, которую они упустили во время своего безмолвия, во время своих получаса. Ведь между днем Пятидесятницы 33-го года нашей эры и началом Эфесского  периода, когда Евангелие окончательно перешло к язычникам, по Библейским часам составляет ровно полчаса. Седьмая Печать открывалась для евреев, открывались их полчаса, в которые они должны были познать Сына Божьего и в которые они Его как сына Божьего отвергли. А Сын Божий – это Христос в человеке.
Но когда была снята Седьмая Печать для язычников, что произошло? Там не было «полчаса», но «как бы полчаса».
И когда Он снял седьмую печать, сделалось безмолвие на небе, как бы на полчаса.
(Откровение 8:1)
Эти «полчаса», на которые было это похоже, должны были быть где-то в другом месте. И это не обязательно говорит о временном промежутке, просто с язычниками во время этого «как бы получаса» происходит то же самое, что с евреями во время их «получаса», в то время, когда была эта Жена-Церковь из 12-й главы откровения, в то время как Евангелие расширялось и распространялось, когда начала проповедоваться благодать. Но что сделала та еврейская церковь, не принявшая Евангелие? Вначале они побили камнями Стефана. Когда Павел начал проповедовать то, что прежде проповедовал Стефан, и, получив откровение, стал проповедовать это глубже и шире, они отвернулись от этого. В конечном итоге он оказался непонятым и отвергнутым своей собственной еврейской церковью и предан язычникам.
И перед тем как открыться Язвам, мы видим, что из храма явились семь Ангелов.
И после сего я взглянул, и вот, отверзся храм скинии свидетельства на небе.
И вышли из храма семь Ангелов, имеющие семь язв, облеченные в чистую и светлую льняную одежду и опоясанные по персям золотыми поясами.
(Откровение 15:5,6)
Вначале мы видим период великой скорби, и победившие зверя и образ его, и начертание его и число имени его стоят на стеклянном море, смешанном с огнем, и поют об откровении судов Божьих. Почему?
Потому что они распознали время, когда:
Прошла жатва, кончилось лето, а мы не спасены.
(Иеремия 8:20)
Они распознали, что языческой церковью было упущено «Лето Господне благоприятное», время их благодати. Они распознали, что неразумные девы, связавшись с церковными системами, чтобы купить масла, упустили время Восхищения. Они поют эту песнь, как бы говоря о том, что неразумные девы распознают искупление и заплатят за это искупление своей кровью, чтобы победить.
У неразумных дев, как и у Самсона, отрастают их семь кос, что означает их силу. Они видят эту скинию свидетельства на небе, они осознают, что они упустили. Они упустили это Голос посреди семи посланников. Они  не были верны этому голосу.
В этом Голосе заключалась сила церкви. В этом Голосе она заключена и сейчас.  
Почему в нашем служении, в нашей жизни есть бессилие? Что сейчас делает современная Далида? Она усыпляя тех, которые верят, с помощью вот этого усыпления, потому что ныне время усыпления, которое пришло на весь мир, заставляет отвергнуть Голос, Голос Христа.
По какому критерию Уильям Бранхам пи проповеди Периодов отбирал посланников? Он их выбирал по степени соответствия тому голосу, который был у первого посланника, т.е. Павла.
Для того чтобы освежить в вашей памяти, я хочу снова показать, как мы открыли имена посланников к каждому периоду. Бог по Своему верховному благоволению позаботился о том, чтобы история новозаветной церкви не была утеряна, так же как Он позаботился о том, чтобы не была утеряна история Израиля, поместив её в Библии и подтверждая её сегодня множеством рукописных свитков, сосудами, найденными в земле, и другими предметами человеческого труда, открытиями и истолкованиями археологов. У нас действительно есть непрерывный комментарий библейской истории от первой страницы и до сего дня. Таким образом, читая историю, мы можем обнаружить, какой человек или какие люди в разных периодах были наиболее близки к изначальному Божьему образцу — Апостолу Павлу. Затем должны быть внимательно рассмотрены те, которых Бог использовал для того, чтобы вернуть Свой народ обратно к Слову Истины. Затем из всех этих должен быть один для каждого периода, который ясно и несомненно выделялся бы как стоящий в силе Слова наиболее близко к образцу. Этот и будет посланником.
(«Изложение Семи Периодов Церкви»)
Именно в этом кардинальное отличие учения о Периодах Уильяма Бранхама и других, например, Кларенса Ларкина, у которого, как утверждают люди, не утвержденные в вере, Уильям Бранхам свое учение по Периодам украл, хотя доподлинно известно, что Кларенс Ларкин, как и все, кто был до него прежде (я лично читал до этого Каргеля), не имели отправной точки в оценке этих посланников, сами не держась в чистоте первоначального образца, поэтому, вычерчивая интуитивно почти те же самые хронологические рамки периодов, они допускали ошибки в выявлении этих звезд периодов.
И отвергая этот Голос, звучащий в каждом из Периодов, Церковь теряет свою силу. Почему нет силы в церквях Послания? Потому что нет чистоты первоначального Евангелия. А отвержение этой чистоты гонит Святого Духа прочь, делает его бессильным в этой церкви. Это изгоняет Голубя, и в церковь приходит волчья натура. Уходит нежная и мягкая натура ягненка. И огорченный Святой Дух больше ничего не может делать в людях.
Они распознают свое бессилие тогда, когда это море уже стеклянное и смешано с огнем. Они побеждают зверя, его образ и число его имени своей смертью, как слепой Самсон в филистимском храме. И тогда на мир обрушиваются Язвы, когда они это распознают.
Эти Ангелы имеют Чаши и имеют Язвы. Почему? В чем же открылись суды Божьи?
Выходят семь посланников с судейскими поясами.
И этот выход семи посланников означает спасение для евреев, потому что они спасаются в один день, как народ. Этот выход является для них Трубами, их спасением. Но язычники вместо этого получают суды.
Идет судебное разбирательство. Далее вскрывается тайна этой великой блудницы, сидящей на водах многих, и т.д. и т.п. все вскрывается на этом великом судебном разбирательстве.
И одни получают суд, получают свое постоянное (не в смысле «вечное», но в смысле «вовеки», т.е. какой-то очень продолжительный период времени) место назначения: озеро серное и огненное. Они переводятся из этой предварительной тюрьмы, названной «адом», в ту тюрьму, из которой они уже никогда не выйдут.
Другие, будучи оправданными, переводятся, кто в город, кто в место около города. Они получают свое место не в городе только тогда, когда сам сатана, обольщавший их, уже брошен в озеро серное и огненное. Почему? Потому что смерть не меняет человека, и они не могут, будучи ранее однажды обольщенными в смертном теле плоти, не стать обольщенными во второй раз. Если ты обольщен в этой жизни, ты будешь обольщен и в той. Поэтому они имеют жизнь по благодати.
Они не оправданы. Они только прощены по благодати и могут жить вечно только в отсутствии обольстителя. Но это не отнимает того, что оны спасены, поскольку спасение заключается не в оправдании, а в прощении.
дать уразуметь народу Его спасение в прощении грехов их,
(От Луки 1:77)
Иоанн видит все это разбирательство. И сам он участник этого разбирательства. Он видит со стороны себя самого уже как судью. И уже как судья он получает ответы на свои вопросы как земного человека о том, кто все эти люди из всех племени народов, кто те, кто другие, кто этот Победивший, точно как и мы, когда говорим обо всех мучающих нас вопросах здесь, на земле, гадательно, потому что видим все это отчасти, получим все ответы уже там, в Вечности. Мы не можем сейчас проповедовать во всей полноте, потому что все видим отчасти. А поскольку мы отчасти видим, постольку и отчасти пророчествуем. Когда ты знаешь во всей полноте, уже не о чем пророчествовать, незачем это делать, потому что ты и так это знаешь.
Придет время, когда мы будем знать все. Но поскольку эта тайна все же постепенно открывается, мы, живя на этой земле, постепенно, шаг за шагом вскрываем эту тайну, говорим о том, что видим, о чем свидетельствуем, и шаг за шагом эта тайна приоткрывается все больше и больше.
После сошествия того Ангела Иоанн слышит голоса Семи Громов, о которых ему запрещено писать, он видит открытую книгу, т.е. свиток. На этом свитке уже нет Печатей, ни одной из семи. Он видит эту раскрытую книжку. Он берет ее из руки Ангела, и он ее съедает.
И Иоанн становится этой книжкой. Он становится этим образцом, самой этой Книгой, в которой записано все: и Голоса Семи Громов, и Трубы, и Чаши, и Язвы. Все оказывается записанным в Иоанне.
Учителя в Послании нам очень много говорят о том, что Иоанн там, в 10-й главе Откровения, символизировал собой Церковь.
И взял я книжку из руки Ангела, и съел ее; и она в устах моих была сладка, как мед
(Откровение 10:10)
Но в то же время во чреве его была горечь.
…когда же съел ее, то горько стало во чреве моем.
(Откровение 10:10)
Он мучается, стенает и страдает. Почему? Потому что Дух Святой, Который является этой раскрытой Книгой, Христос в человеке, приходит к тому, кто мучается и стенает при виде совершающихся вокруг беззаконий, как и запечатленные в книге Иезекииля.
И сказал ему Господь: пройди посреди города, посреди Иерусалима, и на челах людей скорбящих, воздыхающих о всех мерзостях, совершающихся среди него, сделай знак.
(Иезекииль 9:4)
Христианин устроен так, что он, видя грех, не может остаться спокойным. Хотя ты приветлив к грешникам, хотя ты относишься к ним точно так же, как к своим братьям по вере, потому что Дух Святой нелицеприятен, и ты хочешь спасти другого человека точно так же, как хочешь спасти своего брата (хотя не все братья из тех, кто ходит на собрание), но видя беззаконие, ты не можешь оставаться равнодушным и безучастным. Не всегда ты можешь что-то сказать, не всегда тебе удается возопить, кричать или делать что-нибудь еще. Не всегда это получается и не всегда это нужно. Но тем не менее христианин – это человек, у которого горько во чреве. Христианин – это человек, который кажется жалким, потому что он обеспокоен и не находит себе места ни днем, ни ночью. День и ночь ему плохо от всего, что творится. И видя несоответствие вокруг себя, видя несоответствия образцу Церкви и образцу христианства, он не может оставаться спокойным, не может быть удовлетворенным. Не видя Духа святого, движущегося посреди Церкви, совершающего те же самые дела, которые Он совершал всегда, он не может найти себе успокоения, хотя он и успокоен в душе. Он не может вынести того, когда происходит то, что сказал Господь перед потопом: «Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками». Когда ты видишь это пренебрежение Духа человеками и видишь, что бесполезно им что-то говорить, ты просто оставляешь их и уходишь от зла.
Когда сидят и предлагают тебе деньги, как будто ты продолжаешь официально работать, отправив тебя в неоплачиваемый отпуск по документам, а ты отказываешься от них, чтобы иметь мир с Богом, как было со мной в 2002-м году, на тебя смотрят как на дурака. Или когда ты уходишь в неоплачиваемый отпуск, потому что у тебя лежит в реанимации и умирает ребенок, а тебе оказывают медвежью услугу, засчитав тебе твое отсутствие как рабочие дни, а ты возвращаешь эти лишние деньги, чтобы у тебя была сила противостоять смерти и победить, ты в глазах других похож на идиота. К тебе больше не подходят.
Люди привыкли к беззаконию. Они привыкли врать, лицемерить, искать обходные пути, хотя бы немножечко идти на компромиссы. Как правило, в подавляющем большинстве так поступают и люди, причисляющие себя к христианам. Когда ты видишь все эти вещи, зачастую удивляешься тому, как Бог дает тебе оставаться во всем этот чистым, потому что иногда есть силы всему этому противостоять, а иногда их и нет. Иногда ты просто осознаешь, что это искушение уже сверх твоих человеческих сил, и Господь это также прекрасно понимает и не дает тебе через него проходить.
И это горькая жизнь человека, познавшего откровение Седьмой Печати. Иисус  не обещал нам в этой обстановке грех легкой жизни. Он обещал нам тяжелую жизнь, обещал, что мы будем гонимы, обещал нам обеспокоенность и днем, и ночью. Он обещал нам, что мы будем мучиться в нашей праведной душе, слыша и видя дела беззаконные. Если мучился Лот, будучи пограничным и имея начаток Духа, то тем более будем мучиться и мы. Если страдал он, будем страдать и мы. Если вопил Асаф, будем вопить и мы.
Псалом Асафа. Как благ Бог к Израилю, к чистым сердцем!
А я - едва не пошатнулись ноги мои, едва не поскользнулись стопы мои, -
я позавидовал безумным, видя благоденствие нечестивых,
ибо им нет страданий до смерти их, и крепки силы их;
на работе человеческой нет их, и с [прочими] людьми не подвергаются ударам.
От того гордость, как ожерелье, обложила их, и дерзость, [как] наряд, одевает их;
выкатились от жира глаза их, бродят помыслы в сердце;
над всем издеваются, злобно разглашают клевету, говорят свысока;
поднимают к небесам уста свои, и язык их расхаживает по земле.
Потому туда же обращается народ Его, и пьют воду полною чашею,
и говорят: "как узнает Бог? и есть ли ведение у Вышнего?"
И вот, эти нечестивые благоденствуют в веке сем, умножают богатство.
так не напрасно ли я очищал сердце мое и омывал в невинности руки мои,
и подвергал себя ранам всякий день и обличениям всякое утро?
[Но] если бы я сказал: "буду рассуждать так", - то я виновен был бы пред родом сынов Твоих.
И думал я, как бы уразуметь это, но это трудно было в глазах моих,
доколе не вошел я во святилище Божие и не уразумел конца их.
(Псалтирь 72:1-17)
Почему мы будем это делать? Потому что Дух, кричавший в Асафе, не меняется. И если Бог, находясь в небесах, кричал, что не вечно Духу Его быть пренебрегаемым человеками и говорил этим человекам через Ноя, что не всегда будет так, что не всегда, «не вечно» им пренебрегать Святым Духом, «не вечно» им извращать свои пути.
Точно так же происходит и здесь. Иоанн съедает эту книгу, с которой сняты все Печати. Иоанн сам становится этой Седьмой Печатью. Иоанн сам становится этим Голосом Семи Громов.
Люди ожидают Голоса Семи Громов где-то на небесах. Люди ожидают, что кто-то придет и расскажет им об этом откровении.
Но Иоанн съел книгу, на которой не было Седьмой Печати. Он съел ее примерно в то время, когда Ангел сошел и возгласил, как лев. Во время этого возгласа, во время львиного рычания он увидел, как эти Семь Громов проговорили. Они проговорили именно во время этого возгласа, именно тогда, т.е. именно в то время эти голоса стали известными. Но ему было запрещено это писать.
Люди ожидают каких-то других голосов, но это были именно те голоса, которые прозвучали во время львиного рыка, т.е., если читать послание Амоса именно так, как оно написано, во время служения пророка.
Иоанн съел эту книгу. А когда человек что-то съедает, это становится его частью. Господь, будучи Пророком подобным Моисею, давая людям новую заповедь о чистой пище, сказал следующее:
не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека.
(От Матфея 15:11)
ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека.
(От Марка 7:15)
Он сказал им: неужели и вы так непонятливы? Неужели не разумеете, что ничто, извне входящее в человека, не может осквернить его?
Потому что не в сердце его входит, а в чрево, и выходит вон, [чем] очищается всякая пища.
(От Марка 7:18,19)
Эта Книга, став пищей была горька во чреве, потому что на сей раз она, усваиваясь, очищала само чрево. Но когда пища всасывается и проходит через стенки чрева, то затем она как атомы и молекулы с током крови попадает во все органы человеческого тела, воспринимается тканями, воспринимается клетками, и эти атомы и молекулы становятся структурными элементами тела самого человека.
Восприняв во череве Книгу, тело Иоанна, символизирующее Невесту последнего времени, становится самой этой Книгой. Иоанн становится самой этой Книгой, с которой прежде были сняты все семь Печатей, только Книгой уже в другой форме.
И человек, столкнувшийся с этой Книгой, не получает радугу над головой, поскольку радуга уже была во время львиного рыка, и мы уже ее показывали.
Просто Иисус Христос показывает вторую часть трехкратной тайны Седьмой Печати (см. «Христос – открытая Тайна Божья»). Вначале это был Бог над человеком, затем это был Бог во Христе, а теперь это Бог в человеческом сердце. И съеденная Седьмая Печать  была у всех перед глазами, и Иоанн, услышав Голос, ее съел.
Иоанн начал вопить, Иоанн начал кричать, но эти скорби были сладким медом в его устах. Почему? Потому что Седьмой период – это период братолюбия, меда из сна сестры Шеферд (см. проповедь «Богохульные имена»). Это на сегодняшний день разгадка загадки Самсона.
…из ядущего вышло ядомое, и из сильного вышло сладкое.
(Судьи 14:14).
Это была та тайна, в которую стремилась проникнуть эта церковь, та тайна, о которой Самсон сказал: «Если бы вы не орали на моей телице, то не отгадали бы моей загадки». Друзья жениха, не сумев отгадать загадку в три дня, которые символизируют собой Голгофу, смерть, погребение и воскресение нашего Господа, подговорили жену выведать эту тайну, и тайна стала раскрытой.
И вот она открыта: тайна распятия Иисуса Христа, тайна Голгофы. Именно эта тайна окончательно раскрыта сейчас церкви, именно она, возрастя в Седьмом периоде в братолюбие, позволяет сейчас удерживать в общении Святой Дух.
Послушанием истине чрез Духа, очистив души ваши к нелицемерному братолюбию, постоянно любите друг друга от чистого сердца,
[как] возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живого и пребывающего вовек.
(1-е Петра 1:22,23)
Тайна завершения очищения души во время пребывания в смертном теле плоти – это братская любовь. Потому что выше этого только Сам Иисус Христос. Когда эта тайна выходила из человека, то она была у устах его сладка, как мед, поскольку когда человек предварительно съел Книгу, внутри него уже не было ничего, что оскверняло бы человека.
Но внутри были мучения и стенания. Павел писал:
Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне;
и не только [она], но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего.
(К Римлянам 8:22,23)
Иначе и не может быть. Если человек не имеет этой обеспокоенности: беспокойства по поводу греха, беспокойства о близких, обеспокоенности о местности, в которой он живет, т.е. ой обеспокоенности, которую имел Авраам, когда умолял о помиловании Содома и Гоморры, которые должны были погибнуть, обеспокоенности о тех нескольких праведниках, которых еще можно спасти, хотя, казалось бы, уже ничего невозможно сделать, этот человек и рядом не стоял с Седьмой Печатью. Грех, плоть и разврат нынче лезут прямо в глаза, собрания похожи не на христианство, а неизвестно на что. Но эта обеспокоенность должна быть. Если ее нет, в человеке нет Духа святого, потому что это тот же Бог, Который был во дни Ноя, это тот же Дух, который умолял в устах Авраама в дни Лота, этот тот же Дух, что мучился в праведной душе Лота. И если мы живем в днях Ноя и в днях Лота, тот же Дух должен быть в нас сейчас. Именно по признаку наличия подобного Духа ставили знак на челах в книге пророка Иезекииля, на челах тех запечатленных в дни Иисуса Христа, в те полчаса безмолвия, когда это было для еврейской церкви.
И Иоанну было сказано. Но что ему было сказано? Прочитаем из перевода Кассиана, который буквально передает смысл греческого оригинала:
И говорят мне: должно тебе снова пророчествовать о народах, и племенах, и языках и царях многих.
(Откровение 10:11)
Смотрите, ему говорит не один голос. В Синодальном переводе и в Кинг Джеймс «он говорит», но в оригинале не так. Иоанн слышит не один голос, а несколько. Когда он съел Книгу, те же самые голоса Семи Громов, о которых ему было запрещено писать, теперь говорили ему внутри него, потому что он сам стал этой раскрытой Книгой. И это был тот один Голос посреди семи золотых светильников: уже не у Уильяме Бранхаме, не в Павле, не в ком-то другом, но он распознал один и тот же Голос посреди семи золотых светильников. И этот Голос в Семи Голосах говорит ему, что ему надлежит пророчествовать, что ему надлежит завершить откровение.
…должно тебе снова пророчествовать о народах, и племенах, и языках и царях многих.
(Откровение 10:11)
Иоанн, представляющий собой здесь Невесту, становится пророком, становится открывателем Божьего Слова. Почему? Потому что он нечто получил.
И далее, еще до прихода тех двух свидетелей во время великой скорби, т.е. еще до наступления великой скорби, ему сказано, чтобы он пошел и измерил.
И была дана мне трость, подобная посоху, и сказано: встань и измерь храм Божий и жертвенник и поклоняющихся в нем.
И двор, что вне храма, оставь вне, и не измеряй его, потому что он дан был язычникам, и они будут попирать город святой сорок два месяца.
(Откровение 11:1,2, перевод Кассиана)
Ему была дана трость, подобная пастушескому посоху или, если следовать Синодальному переводу, подобная жезлу суда, и сказано, чтобы он встал и измерил храм, измерил жертвенник и измерил тех, кто поклоняется в храме, но не во внешнем дворе. Внешний двор ему было сказано исключить.
Смотрите, Иоанн становится тем, кто исключает этот внешний двор. Нечто подобное было в книге Иезекииля.
В двадцать пятом году по переселении нашем, в начале года, в десятый [день] месяца, в четырнадцатом году по разрушении города, в тот самый день была на мне рука Господа, и Он повел меня туда.
В видениях Божиих привел Он меня в землю Израилеву и поставил меня на весьма высокой горе, и на ней, с южной стороны, были как бы городские здания;
и привел меня туда. И вот муж, которого вид как бы вид блестящей меди (это означает суд на Израиль), и льняная вервь в руке его и трость измерения, и стоял он у ворот.
(Иезекииль 40:1-3)
Это было то же самое, что в Откровении происходило с Иоанном.
И сказал мне этот муж: "сын человеческий! смотри глазами твоими и слушай ушами твоими, и прилагай сердце твое ко всему, что я буду показывать тебе, ибо ты для того и приведен сюда, чтоб я показал тебе [это]; все, что увидишь, возвести дому Израилеву".
И вот, вне храма стена со всех сторон [его]…
(Иезекииль 40:4,5)
Как видите, все, что вне храма, исключается и ограждается стеной.
…и в руке того мужа трость измерения в шесть локтей, [считая каждый локоть] в локоть с ладонью; и намерил он в этом здании одну трость толщины и одну трость вышины.
(Иезекииль 40:5)
Смотрите, он измеряет храм и исключает внешнее. Затем он измеряет все, что в храме, священнические комнаты и т.д. И в 43-й главе говорится:
И привел меня к воротам, к тем воротам, которые обращены лицом к востоку.
(Иезекииль 43:1)
Здесь открывается тайна, почему он все это измеряет и какой жертвенник он измеряет.
И вот, слава Бога Израилева шла от востока, и глас Его - как шум вод многих, и земля осветилась от славы Его.
Это видение было такое же, какое я видел прежде, точно такое, какое я видел, когда приходил возвестить гибель городу, и видения, подобные видениям, какие видел я у реки Ховара. И я пал на лице мое.
(Иезекииль 43:2,3)
Смотрите, это нам напоминает о том, что брат Бранхам проповедовал о Престоле. Это должно быть нечто такое, что было в дни Уильяма Бранхама.
И слава Господа вошла в храм путем ворот, обращенных лицом к востоку.
(Иезекииль 43:4)
Это точно так же, как пришел Восток свыше в дни Иисуса, и то же самое, о чем говорит 6-я глава Откровения.
И видел я иного Ангела, восходящего от востока солнца и имеющего печать Бога живого.
(RST Откровение 7:2)
Читаем дальше.
И поднял меня дух, и ввел меня во внутренний двор, и вот, слава Господа наполнила весь храм.
(RST Иезекииль 43:5)
Точно так и мы являемся Храмом Бога Живого. И Слава Господня, Шехина Господня должна прийти и наполнить этот Храм. Дух Святой должен был сойти.
И я слышал кого-то, говорящего мне из храма, а тот муж стоял подле меня,
(Иезекииль 43:6)
Смотрите, измеряющий муж стоял подле Иезекииля, но Голос он слышал из храма.
Теперь храм измеряет Иоанн, но Голос, который он слышит, должен опять же звучать из этого храма. А из Храма звучали Семь Голосов Семи Громов. И эти же самые Голоса, о которых ему прежде было запрещено писать, теперь говорили ему: «Ты будешь открывать Слово». Но Голос слышится из Храма. Как важно слышать этот Голос.
Но теперь, следовательно, Храмом был сам Иоанн, но Голос он слышал внутри себя. Именно так услышал Голос Уильям Бранхам в каньоне Собино.
Это меня оставило, я стоял там, Нечто пришло ко мне, сказало: “Не бойся”. Так вот, я не слышал никакого голоса. Проговорило как бы внутри меня. Я должен говорить вам правду, в точности, что произошло. Нечто осенило, сказало: “Не бойся. Это Третий Рывок”.
(«Седьмая Печать», перевод VGR)
Стоял там, когда это оставило меня, нечто просто нашло на меня и проговорило: “Не бойся”. Я не слышал никакого голоса, как будто внутри меня проговорило. Я должен просто рассказывать вам правду, в точности то, что произошло. Нечто нашло и проговорило: “Не бойся, это тот Третий Рывок”.
(«Седьмая Печать», Вильнюсское издание)
Смотрите, этот Голос должен был слышаться из Храма. И ему, т.е. Иоанну сказали: «Иди и открывай Слово». Послушайте теперь, что говорит Третьем Рывке Уильям Бранхам.
Первый Рывок — исцеление, Второй Рывок — пророчество, Третий Рывок — раскрытие Слова, открытие тайн. Нет более… Для открытия Слова нет более высшего звания, чем пророки. Но пророк может быть подтверждён только посредством Слова. И, запомните, Третий Рывок был раскрытием тех Семи Печатей, чтобы открыть сокрытую Истину, запечатанную в Слове. Вы понимаете? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.]
(«Помазанники в конце времени», Вильнюсское издание)
Почему Послание не остановилось только на одном посланнике? Почему Послание должно продолжаться после смерти посланника? Почему должно продолжаться раскрытие Слова, т.е Третий Рывок? Только на одном основании: Иоанн съел Книгу, Книга была внутри Иоанна, Книга стала Иоанном, а Иоанн стал Книгой.
Иезекииль видит мужа с землемерной вервью и с тростью возле себя, но Голос он слышит из храма. Это показывает, каким образом должно звучать откровение. Не важен человек, который рядом с тобой. Человек может привести тебя к Храму, но ты должен услышать Его Голос оттуда, из Храма, из того места, которое посреди светильников.
Не так уж важен каждый из этих семи светильников. Нет никакого толку от того, что ты будешь поклоняться Павлу, Иринею, Мартину или даже Уильяму Бранхаму, как мы сейчас видим сплошь и рядом, тем более от того, что ты будешь поклоняться Иосифу Бранхаму, Иосифу Кульману, Ли Вейлу, Эвальду Франку, Винворту Дайялу или еще какому-нибудь из последователей Уильяма Бранхама. Но если ты будешь слышать один и тот же неизменный Голос, который звучал там, посреди них, тогда это принесет тебе пользу.
Тогда, в Ветхом Завете, когда Иисус Христос еще не был распят, не воскрес и не был прославлен, эта тайна открывалась таким образом, как описал Иезекииль. Она открывалась как Бог рядом с человеком, еще не распознанный Бог. Иезекииль, находясь на той стороне искупления, еще до Жертвоприношения Иисуса Христа, не мог видеть по-другому. И он видел все это в знаках и видел все это в прообразах.
и сказал мне: сын человеческий! это место престола Моего и место стопам ног Моих (это именно то, что Иоанн видел в 4-й главе Откровения), где Я буду жить среди сынов Израилевых во веки; и дом Израилев не будет более осквернять святого имени Моего, ни они, ни цари их, блужением своим и трупами царей своих на высотах их.
(Иезекииль 43:7)
Читаем дальше:
Они ставили порог свой у порога Моего (их цари, которым Иоанн должен был пророчествовать, потому что их пороги должны быть поставлены) и вереи дверей своих подле Моих верей, так что одна стена [была] между Мною и ими (Именно так было в случае с храмом и дворцом Ирода), и оскверняли святое имя Мое мерзостями своими, какие делали, и за то Я погубил их во гневе Моем.
(Иезекииль 43:8)
Когда люди ставят себе еще какого-то царя, кроме Бога, когда люди ставят себе другого посредника, они делают то же самое. Но между ними и Богом была стена, только одна отделяющая стена, но она существовала.
А теперь они удалят от Меня блужение свое и трупы царей своих, и Я буду жить среди них во веки.
(Иезекииль 43:9)
Смотрите, Он обращается к людям только тогда, когда они удаляют всякое посредничество между собой и Богом.
Ты, сын человеческий, возвести дому Израилеву о храме сем
(RST Иезекииль 43:10)
Именно это возвещал Апостол Павел: об истинной Церкви, Храме Бога Живого.
…возвести дому Израилеву о храме сем, чтобы они устыдились беззаконий своих и чтобы сняли с него меру.
(RST Иезекииль 43:10)
Так и в Новом Завете было сказано возвестить о том, что Бог почитает за Храм и избрал Себе Храмом, чтобы увидев свое несоответствие этому Храму, они устыдились и обратились. Мерою этого Храма является Христос. И Бог требует, чтобы все мерили именно этою мерою. Иисус Христос есть мера и стандарт этого Храма. Другого стандарта нет и не будет.
Что означало измерение этого Храма, измерение жертвенника и поклоняющихся в нем Иоанном? Должна была быть возвещена тайна Христа, тайна Семи Громов. Тайна Семи Громов – это «Христос в вас, упование славы».
Ныне радуюсь в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь,
которой сделался я служителем по домостроительству Божию, вверенному мне для вас, [чтобы] исполнить слово Божие,
тайну, сокрытую от веков и родов, ныне же открытую святым Его,
Которым благоволил Бог показать, какое богатство славы в тайне сей для язычников, которая есть Христос в вас, упование славы,
(К Колоссянам 1:24-27)
Что должна была делать эта съевшая Книгу Церковь? Что должен был делать Христос уже после Уильяма Бранхама? Раскрывать и возвещать эту Тайну, Тайну, которая была упущена нарицательной церковью и последователями Бранхама в то время, когда она завершилась. Она завершилась в дни посланника, в дни седьмого ангела, но она была упущена той церковью.
Те друзья жениха, которые были рядом с женихом в дни Самсона, они так и не смогли разгадать загадку. Помните, что говорил брат Бранхам:
Превыше всего любите друг друга. Любите друг друга. Неважно, что пытается говорить дьявол! Теперь вы все—одна большая дорогая группа, но помните моё предостережение, сатана не может позволить, чтобы всё так и оставалось. Нет, господа. Он всё перестреляет, если приведёт сюда кого-нибудь расставлять мишени. Он введёт какого-нибудь критика или неверующего, посадит его среди вас тихонько, в тихом общении и всё такое, потом он напоит этого парня чем-нибудь ядовитым, и начнёт достигать церковь. Не становитесь на эту сторону. Не примыкайте ни к чему другому. Будьте любящими, приятными и добрыми друг к другу. Молитесь за того человека, чтобы и он тоже был спасён, мужчина или женщина, кто бы ни был, просто молитесь за них. И держитесь друг за друга.
Стойте вместе с вашим пастором. Понимаете, он пастырь, и вы отдайте ему дань уважения. Он поведёт вас через это, потому что он предназначен для этого Богом.
Вы будете это помнить? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Враг придёт. И когда он придёт, то просто прильните друг ко другу, держитесь вместе. И тот, кого дьявол использует как врага, или же выйдет или же войдёт и станет одним из вас. Вот и всё.
(«Христос – открытая тайна Божья», перевод VGR)
Брат Бранхам говорил об этом, и цитируя сон сестры Шеферд, и во многих других проповедях. Когда друзья жениха орали на той телице, они получили плотское познание об этом, но они оказались неспособны сохранить братолюбие ни тогда, когда враг все-таки пришел в Скинию Бранхама и расколол ее, ни тогда, когда объявили поход за братолюбием в 1976-м году и с треском провалились, погрязнув в миру, ни в одной из называющихся последователями Уильяма Бранхама и тем более ни в одной из низвергающих его служение групп.
Иоанн, съев эту Книгу, ощущая мед братолюбия на своих устах, писал письмо в будущее, «возлюбленной госпоже» последнего периода, той, которая все же сможет воплотить эту тайну в жизнь.
И ныне прошу тебя, госпожа, не как новую заповедь предписывая тебе, но ту, которую имеем от начала, чтобы мы любили друг друга.
(2-е Иоанна 1:5)
Это была та тайна, о которой писал Иоанн, раскрывая, Кто такой Христос, раскрывая то, к Какому Жертвеннику мы подошли, раскрывая, кто такие христиане и почему человек называется христианином. Что делал Иоанн? Он измерял, снимал меру. Он описывал устройство Храма.
Иоанн нигде в своих посланиях, которые написаны уже после написания Книги Откровение, не писал об устройстве Иерусалимского храма, о том, как должны выглядеть церковные собрания, сколько песен нужно спеть до проповеди, сколько проповедей по-Посланию и о прочей чепухе с помазанными служителями, которой пичкают нас современные «друзья жениха в Послании». Но он писал о Христе и о христианах, о том, какие они. Он писал следующее:
Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога.
(1-е Иоанна 3:9)
Всякий верующий, что Иисус есть Христос, от Бога рожден, и всякий, любящий Родившего, любит и Рожденного от Него.
(1-е Иоанна 5:1)
Смотрите, христианин, рожденный свыше, – это тот, кто верит, что Иисус и Христос, т.е. Дух Святой, обитающий в нем самом, – это одна и та же Личность, а не какая-то другая.
Ибо всякий, рожденный от Бога, побеждает мир; и сия есть победа, победившая мир, вера наша.
Кто побеждает мир, как не тот, кто верует, что Иисус есть Сын Божий?
(1-е Иоанна 5:4,5)
Дух Святой, излившийся на Церковь в День Пятидесятницы, – не третий и не четвертый бог, но тот же самый Бог в человеке, тот же самый Стандарт, та же самая мера Храма. Что он измеряет?
И если они устыдятся всего того, что делали
(RST Иезекииль 43:11)
Бог опять предлагает покаяться, опять предлагает вернуться? И это именно то, о чем говорил брат Бранхам.
“Будь ревностен и покайся”. Эта ложная церковь имеет ревность [т.е. усердие.—Пер.]. В этом не ошибёшься. Её рвение было, буквально, как у евреев, Иоанна 2:17: “Ревность по доме Твоём снедает Меня”. Но это ложное усердие. Они ревнители своих собственных домов, своих построек. Они ревнители своих собственных учений, догм, организаций, своей собственной праведности. Они выставили вон Слово из-за своих собственных идей. Они свергли Святого Духа и поставили людей руководить.
Вечную Жизнь как Личность они отставили в сторону, сделали из этого добрые дела или, скорее, соответствие церкви, чем добрые дела.
Но Бог требует иного рвения. Рвения, чтобы закричать: “Я НЕ ПРАВ”. А кто собирается признаться, что он не прав? На чём основаны все эти деноминации? — они претендуют на оригинальность, на то, что Божье, — они заявляют, что они правы. Но ВСЕ они не могут быть правы. Фактически НИ ОДНА из них не права. Они — гробницы побелённые, полные человеческих костей. У них нет жизни. У них нет подтверждения. Бог никогда не обнаруживал Себя ни в какой организации. Они говорят, что они правы, потому что они так утверждают, но утверждать — это не значит быть. Им нужно подтверждённое Богом “Так говорит Господь”, но они этого не имеют.
Позвольте сказать вам следующее. Я не думаю, что Бог призывает покаяться только ложную церковь. В этом стихе Он обращается к избранным Его. Они тоже должны кое в чём покаяться. Многие из Его детей до сих пор находятся в этих ложных церквах. Это те, о которых сказано в Еф. 5:14: “Пробудись, спящий, и восстань из мёртвых, и Христос даст тебе свет”. Спящий — это не мёртвый. А эти спят среди мёртвых. Они находятся там в этих мёртвых деноминациях. Они плывут с ними по течению. Бог взывает: “ПРОБУДИТЕСЬ! Покайтесь в глупости своей”. Они оказывают своё влияние, отдавая своё время и свои деньги, в действительности свои собственные жизни этим антихристовым организациям, и при этом думают, что всё в порядке. Им нужно покаяться. Они должны покаяться. Им нужно переменить мышление, повернуться лицом к истине.
Да, этот период больше всего нуждается в покаянии. Но покается ли он? Вернёт ли он Слово Божье? Воссядет ли вновь Святой Дух на престоле в жизни людей? Будет ли он опять почитать Иисуса как ЕДИНСТВЕННОГО Спасителя? Скажу вам, что нет, ибо следующий стих открывает поразительную и шокирующую правду об окончании этого периода.
(«Изложение семи Периодов Церкви»)
Смотрим, что говорит Петр в День Пятидесятницы.
Петр же сказал им: покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святаго Духа.
(Деяния 2:38)
Видите, и здесь тот же саамы принцип. Читаем Иезекииля дальше:
И если они устыдятся всего того, что делали, то покажи им вид храма и расположение его, и выходы его, и входы его, и все очертания его, и все уставы его, и все образы его, и все законы его, и напиши при глазах их, чтобы они сохраняли все очертания его и все уставы его и поступали по ним.
(Иезекииль 43:11)
Смотрите, о чем это говорит:
Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом.
И уже не будут учить друг друга, брат брата, и говорить: "познайте Господа", ибо все сами будут знать Меня, от малого до большого, говорит Господь, потому что Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более.
(Иеремия 31:33,34)
Вот завет, который завещаю дому Израилеву после тех дней, говорит Господь: вложу законы Мои в мысли их, и напишу их на сердцах их; и буду их Богом, а они будут Моим народом.
И не будет учить каждый ближнего своего и каждый брата своего, говоря: познай Господа; потому что все, от малого до большого, будут знать Меня,
потому что Я буду милостив к неправдам их, и грехов их и беззаконий их не воспомяну более.
(К Евреям 8:10-12)
Читаем дальше.
Вот закон храма: на вершине горы все пространство его вокруг - Святое Святых; вот закон храма!
(Иезекииль 43:12)
Здесь употреблено слово «кодеш кадашим» без артикля, точно как в 9-й главе Даниила, где переводится в Синодальном переводе как «Святой святых», но в самом деле говорится о Храме Тысячелетнего Царства (см. «Шестикратная цель посещения Гавриилом Даниила»).
Это не «кодеш haкадашим», не то уже известное евреям святое святых скинии и Иерусалимского храма, но неизвестное прежде «кодеш кадашим», которое не было прежде открыто. Смотрите, все пространство вокруг горы, а на вершине этой пирамидальной горы восседает Он, Господь Иисус Христос, Праведный и Судящий, Единый Сущий над всем Бог. И Свет вокруг Него, и все пространство вокруг называется Святым святых.
Раскрытый Христос, Тайна Божья, упование славы. Христос – вот закон Храма. Потому что ветхий закон был детоводителем ко Христу. Христос – вот Тайна.
И вот размеры жертвенника локтями, [считая] локоть в локоть с ладонью: основание в локоть, ширина в локоть же, и пояс по всем краям его в одну пядень; и вот задняя сторона жертвенника.
От основания, что в земле, до нижнего выступа два локтя, а шириною он в один локоть; от малого выступа до большого выступа четыре локтя, а ширина его - в один локоть.
(Иезекииль 43:13,14)
Теперь я прочитаю несколько в ином ключе. Если мы прочитаем дальше, то мы увидим, что все вышеописанное – это основание жертвенника. Я сейчас перечитаю в другом переводе, чтобы было понятнее, а потом покажу, где в Библии говорится об этом жертвеннике.
И во размеры жертвенника в локтях, принимая каждый локоть за локоть с ладонью: подстава в локоть, шириною также в локоть, и кайма по краям его в одну пядень; и вот задняя часть жертвенника.
И от подставы на земле до нижней площадки должно быть два локтя, а ширина ея один локоть: и от малаго выступа до большаго четыре локтя, а ширина его в локоть.
(Иезекииль 43:13,14, перевод Д.А.Хвольсона и В.А. Левисона)
Смотрите, это подстава этого жертвенника. Дальше идут размеры, которые нигде больше в Библии не встречаются. Но размеры этой подставы были описаны прежде. Исход, глава 30-я.
И сделай жертвенник для приношения курений, из дерева ситтим сделай его:
длина ему локоть, и ширина ему локоть; он должен быть четыреугольный; а вышина ему два локтя; из него [должны выходить] роги его;
(Исход 30:1,2)
Смотрите, подстава для жертвенника храма в Иезекииле – это жертвенник благовонных курений, который находился в скинии и в храме Соломона. Видите теперь, какой жертвенник должен был измерять Иоанн? Это не медный жертвенник на внешнем дворе, но жертвенник, который уже находился внутри храма, жертвенник для благовонных курений. Почему? Потому что, как пишет евреям Павел:
…потому что приносящие жертву, быв очищены однажды, не имели бы уже никакого сознания грехов.
(К Евреям 10:2)
Не опять на внешний двор к жертвеннику, не снова обновлять себя покаянием. Что такое истинное покаяние? Это перестать обновлять себя покаянием, потому что те, кто очищен Кровью Христовой, были очищены однажды. Каким образом? Через веру.
обложи его чистым золотом, верх его и бока его кругом, и роги его; и сделай к нему золотой венец вокруг;
под венцом его на двух углах его сделай два кольца из золота
(RST Исход 30:3-4)
Смотрите, уже не четыре кольца, как на жертвеннике на внешнем дворе, потому что именно под Львом и под Орлом, во время Первой и Четвертой Печатей было открыто, как проникнуть за внутреннюю завесу.
…сделай их с двух сторон его; и будут они влагалищем для шестов, чтобы носить его на них;
шесты сделай из дерева ситтим и обложи их золотом.
И поставь его пред завесою, которая пред ковчегом откровения, против крышки, которая на [ковчеге] откровения, где Я буду открываться тебе.
(Исход 30:4-6)
Но в книге Иезекииля этот жертвенник является подставой для другого жертвенника: всего лишь подставой, всего лишь основанием. Это именно тот жертвенник, на который иной Ангел излил фимиам с молитвами всех святых.
Самый жертвенник вышиною в четыре локтя (четыре Евангелия, четыре Херувима); и из жертвенника [поднимаются] вверх четыре рога.
Жертвенник имеет двенадцать [локтей] длины [и] двенадцать ширины (двенадцать Апостолов Агнца); он четырехугольный на все свои четыре стороны.
(Иезекииль 43:15-16).
Теперь смотрите, что говорит Иоанн.
Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире.
Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога;
а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире.
Дети! вы от Бога, и победили их; ибо Тот, Кто в вас, больше того, кто в мире.
Они от мира, потому и говорят по-мирски, и мир слушает их.
Мы от Бога; знающий Бога слушает нас
(1-е Иоанна 4:1-6)
Смотрите, на основании учения Апостолов.
кто не от Бога, тот не слушает нас. По сему-то узнаем духа истины и духа заблуждения.
(1-е Иоанна 4:6)
Вот он жертвенник в двенадцать локтей, к которому мы приходим, находясь внутри Храма.
А в площадке четырнадцать [локтей] длины и четырнадцать ширины на все четыре стороны ее, и вокруг нее пояс в пол-локтя, а основание ее в локоть вокруг, ступени же к нему - с востока.
(Иезекииль 43:17)
Как Евангелие двигалось с востока на запад.
И сказал он мне: сын человеческий! так говорит Господь Бог: вот уставы жертвенника к тому дню, когда он будет сделан для приношения на нем всесожжений и для кропления на него кровью.
(Иезекииль 43:18)
Далее Иезекииль пишет о тех, кому даровано приближаться к этому жертвеннику.
Священникам от колена Левиина, которые из племени Садока, приближающимся ко Мне, чтобы служить Мне, говорит Господь Бог, дай тельца из стада волов, в жертву за грех.
(Иезекииль 43:19)
И называется причина, по которой они это делают.
А священники из колена Левиина, сыны Садока, которые, во время отступления сынов Израилевых от Меня, постоянно стояли на страже святилища Моего, те будут приближаться ко Мне, чтобы служить Мне, и будут предстоять пред лицем Моим, чтобы приносить Мне тук и кровь, говорит Господь Бог.
Они будут входить во святилище Мое и приближаться к трапезе Моей, чтобы служить Мне и соблюдать стражу Мою.
(RST Иезекииль 44:15,16)
Смотрите, это не все сыны Садока, но только те, которые оставались верными во время отступления Израиля.
Те, кто остается верным сейчас, в дни отступления язычников, тем дано приближаться к этому жертвеннику, который измерял Иоанн, и нести три стражи Господа, о которых брат Бранхам проповедовал в проповеди «Восхищение». Тем дано поклоняться в Храме.
Этот Жертвенник, как можно к нему приближаться? Где возлагается Жертва? На основании Апостолов и пророков, в их учении. Здесь находится то же самое Слово. Это то, что делает Иоанн.
Кто эти поклоняющиеся? Это те, кто снял меру с этого Храма, привел свою жизнь в соответствии с его стандартами. А Храм Его мы.
Эта мера Храма должна была быть показана. Этот Христос должен был быть открыт. И это достигается посредством избрания Богом одного человека.
Бог всегда избирает одного. И этот избираемый человек должен быть пророком. И Он делал эту меру открытой.
Иезекииль в дни Ветхого Завета видел этого человека со стороны, но Иоанн в Новом Завете, представляющий Церковь, уже сам был этим человеком. Что это показывало? Что Бог и человек соединились, небо и земля встретились, истина и правда облобызались. Вот чем это было.
И этот окончательный суд над землей совершается посредством того, что в результате завершения второго этапа Тайны Христовой, Тайны Седьмой Печати, на земле появляется Божество, ходящее на двух ногах смертного человека, на земле существуют люди, которые, съев целиком Книгу, являются мерой этого Храма. Эти люди, увидев ранее показанную меру Храма в Посланнике, устыдились, обратились и сами сняли меру с этого Храма.
И когда ищут эту меру за горами, за долами или где бы то ни было, подключаясь к «голосам» и обожествляя людей, люди не осознают того, что она ходит где-то рядом в обычном человеке, который съел Книгу.
Тайна Семи Громов ходит где-то рядом. Она ест с тобой, она с тобой разговаривает, она поет вместе с тобой песни во время прославления. Эта мера Храма, пророчествующая о племенах и народах многих, находится где-то здесь.
Почему они судятся и исключаются? Потому что они не распознали. Чем измеряется это? Измерительной тростью. Дана измерительная трость, дан стандарт, которым это измеряется.
В каньоне Собино Уильяму Бранхаму дана была измерительная трость размером в локоть с ладонью. Ему в руку упал Меч ровно такой же длины, как древняя мера Ангела в Иезекииля и в Откровении.
И стену его измерил во сто сорок четыре локтя, мерою человеческою, какова мера и Ангела.
(RST Откровение 21:17)
Что это была за измерительная трость? Слова. Открытое Слово, проявленное Слово, раскрытая Тайна Божества, Иисус Христос в человеке.
Но человек при этом не становится чем-то значительным, человек не становится напыщенным ничтожеством. Человек, в котором открывается эта Тайна, становится еще меньше. Человек, в котором открылась эта тайна в Седьмом периоде прежде, говорил, что он готовит почву для кого-то другого.
Может быть, пришло время; может быть, уже пришёл тот час, когда эта великая Личность, появления которой мы так ждём, появится пред людьми.
Может быть, это служение, которым я старался вернуть людей к Слову, заложило основание. А если это так, то я оставлю вас навсегда. Мы не будем здесь вдвоём одновременно. Понимаете? Если это так, то Он будет возрастать, а я буду умаляться.
Я не знаю, но я имел честь от Бога взглянуть и увидеть, что это такое (понимаете?), увидеть, как раскрывается до этого момента. Это правда.
(«Седьмая Печать», Вильнюсское издание)
Уильям Бранхам не мог быть одновременно с той Личностью, потому что он был всего лишь завесой. Он, последний из семи, должен был уйти со сцены, потому что Голос должен был прозвучать не в нем, а посреди семи, потому что уже возникало поклонение ему, потому что Уильяма Бранхама уже называли «мессией». Его уже называли Христом, потому что эти люди больше обращали внимания на барсучью шкуру посланника, на внешнее. А что было сказано Иоанну? Исключить внешний двор: исключить поклоняющихся Лютеру, исключить поклоняющихся Уэсли, исключить поклоняющихся Уильяму Бранхаму, исключить поклоняющихся Патрику, исключить поклоняющихся Иринею, исключить поклоняющихся Павлу, исключить поклоняющихся Петру, исключить поклоняющихся Иоанну, исключить поклоняющихся кому бы то ни было, идущих за кем бы то ни было, потому что все это отдано язычникам. Это язычникам, это идолопоклонникам. Они будут попирать святый город. Это те, которые исключены, в том числе и бранхамопоклонники. Именно они будут попирать святой город сорок два месяца. Именно из них восстанут эти попирающие люди.
Кто такой Уильям Бранхам? Это человек, который жил и умер. И честь ему и хвала за то, что он при жизни не позволил сделать себя царем. Но те цари «в Послании», которые позволили лаосу сделать себя царями, Писание говорит нам выбросить вон их трупы. В очах Божьих они уже трупы.
Иоанн слышал голос. И этот Голос не сказал, а сказали ему. Рядом с ним были и другие, но тот, в котором эта великая Личность поднимется, который съел Книгу, услышал Голос.
Бог после раскрытия Седьмой Печати не находится на небе. Он сейчас на земле. Бог сейчас открывается в Невесте как Сын Божий. У Него, как и в первом веке, снова «полчаса безмолвия», потому что Его нет на небе, и поэтому ничего там и не происходит, а находящиеся рядом на земле опять Его упускают.
Иоанну было сказано: «Исключи».
И когда приходит такой человек с этими Голосами или же Голосом Семи Громов, которому прежде было запрещено писать о Голосах, он теперь, съев Книгу и получив Тайну внутрь себя, пророчествует уже одним Голосом, в котором и заключены все прежние Голоса Семи Громов.
Смысла в том, что мы узнаем о всех Семи Голосах, и узнаем, в чем смысл посланий, например, Лютера, никакого нет. Прочитаем ли мы все труды Лютера, или прочитаем все книги Иринея, или узнаем о чем проповедовал в каждой из своих проповедей Мартин или Колумба, Патрик или Уэсли – в этом нет никакого толку.
Люди пытаются узнать эту тайну, штудируя гору литературы и перелопачивая кучу информации, как будто это какое-то добавление к Библии с неизъяснимым сакральным значением. Но что важно знать нам? Напм важно знать тот Голос посреди, один-единственный.
Иоанну было запрещено писать о Голосах Семи Громов, потому что это было бы добавление к Библии – писать об этих Голосах. Но когда он съел Книгу, он съел ее со всеми Семью Голосами, и эти Голоса соединились в нем и слились в нем в один Голос. А это был Голос того Христа, Который ходил посреди семи золотых светильников. Это был Голос, соединившийся в одну грандиозную Тайну Иисуса Христа, в одну грандиозную Тайну завершающегося искупления, Тайну, которая не распознана, Тайну, мимо которой проходят, Тайну, о которой вообще не имеют ни малейшего понятия, потому что, если бы его имели, сила Божья наполнила бы то место, где они находятся.  Слава Божья наполняет Храм, но она проходит мимо тех, кто об этом Храме не имеет никакого понятия. Тем не менее славой Божьей сейчас наполнен Храм Невесты. Те, кто распознал этот Голос, наполнены этой Славой. А что остальные? Остальные:
…видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют;
и сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: слухом услышите - и не уразумеете, и глазами смотреть будете - и не увидите,
ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их.
(От Матфея 13:13-15)
Иисус говорил таким людям в притчах, потому что они не распознали Его Пришествие. И Он сразу же переходит к другим притчам, рассказывая о последнем времени, в которое эта Тайна должна была раскрываться.
Притча о раздаче пищи, притча о днях Ноя и Лота, притча о десяти девах, притча о талантах и многие другие – все они находятся под Седьмой Печатью. Он рассказывал все эти истории о днях, в которые должна быть открыта Седьмая Печать, но Он ничего при этом не говорил о самой Печати, оставляя ее под покровом тайны.
Тайна должна была быть завершена и завершена таким образом: должно было быть дано Краеугольное откровение о Нем, которое поможет сохранить эту Тайну, удержать эту Тайну, которое запечатает эту Тайну. Когда на человека, съевшего Книгу со снятыми Печатями, ставится Печать, то она поставлена до места назначения, и сатане не позволено снимать ее. Сатане запрещено снимать Седьмую Печать, потому что он недостоин.
И каково ныне откровение об этой Седьмой Печати? По земле ходит съеденная Книга, Невеста Иисуса Христа, одетая в Брачную Одежду. Над ней смеются, ее презирают, а она ходит и пророчествует о племенах ,и народах, и царях. Она находится в сфере проявленного Слова. Она исполняет то, что прежде в Библии и в Послании было пророчествовано о ней. И то, что было оставлено в дни пророка, то, о чем не было рассказано в дни пророка, рассказывает о нас.
И эта Невеста измеряет все, потому что именно по отношению всей будут спасаться или погибнут все остальные. Если кто еще и будет взят на небеса, то только по этому стандарту, по присутствию того же самого Духа, который ранее был в посланниках, а теперь находится в ней как Сын Божий. Она теперь является стандартом и эталоном Божества, потому что в ней тот же Иисус Христос, вчера, сегодня и вовеки тот же, проявляющий то же самое Слово. По отношению к ней судятся неразумные девы и все остальные. О тех, кто принимает ее, притчи Иисуса Христа говорят:
Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира:
ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня;
был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.
(От Матфея 25:34-36)
Заметьте, этим людям отдается в наследие земля, но не Город, ибо город – удел Невесты.
Те же, которые не посетили, не накормили, не одели, не дали воды, не пришли в темницу, идут в огонь, уготованный дьяволу и ангелам его.
Она измеряет собой все. По отношению к ней измеряется все. Относительно чего? Относительно Слова, а она сейчас в этом мире является проявленным стандартом и эталоном Слова.
Она приходит и вновь совершает те дела, которые, согласно пророчествам о ней Слова, должна совершать. Но все проходят мимо, не замечая ее. Они ожидают великих чудес и знамений, забывая о том, что в Своем родном городе Иисус не мог совершать чудеса из-за неверия его жителей, и только на немногих больных возложив руки, исцелил их.
Это Невеста, плоть от плоти и кость от костей Жениха. И она не может совершить великих дел перед людьми по неверию их, находясь в своем родном городе. Он пришел к своим, и свои Его не приняли. Теперь она приходит к своим, и свои ее не принимают. И находятся непочтительные дети, находятся непочтительные к Святому Духу взрослые. Они не принимают ее.  
А человек, которому в это время открыта Тайна Седьмой Печати, – это не человек, который сыплет направо и налево символами с внешней стороны Книги, говорит штампами, что Вечность вступила на землю, Семь Громов проговорили Своим Голосами, Седьмая Печать стала открытой и тому подобное, чем так любят сыпать с кафедр неутвержденные в вере проповедники. Она этого не говорит. Она просто идет с Книгой внутри себя и просто живет и жертвует себя день за днем, исполняя пророчествуемое о ней Слово.
Ее нельзя распознать ни по чудесам, ни по знамениям, потому что это есть и у лжехристов и лжепророков, как и у нее. Нот она распознается по исполнению пророчествуемого о ней Слова, точно как Жених, Иисус Христос, являлся исполнением всех пророчеств о Нем. Будучи, плотью от плоти Его, она является исполнением всех пророчеств о ней.
Новый и Ветхий Заветы, Книга Откровение и Послание говорили о ней, об этой маленькой, не имеющей ни вида, ни величия Церкви последнего времени, которая исполняет все, что было о ней пророчествовано, и остается незаметной, и остается нераспознанной, и уходит в Небеса.
И на земле раздаются раскаты Семи Громов, и воскресают по семи периодам мертвые во Христе. Она уходит опять же по периодам, и после ее ухода на небе остаются семь облаков, и племена земные видят Сына человеческого, грядущего уже не на одном облаке, но на облаках небесных, и начинают плакать все народы, и плачущая неразумная церковь претерпевает период мученичества. Плачущие евреи отделяются от своих жен и начинают рыдать особо, и жены их – особо. И открываются суды Божии, и изливаются язвы. Это происходит потому, что люди не распознали свое искупление.
Дух Святой будет находиться на земле до времени взятия вверх. И поскольку Бог будет на земле, глас Архангела будет звучать на земле. Что это за глас? Это и есть Голос откровения Семи Громов, голос Христа в христианах, Слово искупления, проявляющееся в христианах.
Искупленный человек, обыкновенный простой человек, ходящий на двух ногах, может быть, претерпевающий всякого рода лишения, и окружающие его люди «в Послании» говорят, что у него нет сущной веры, а только интеллектуальная, но Иисус сказал о нем: «Это Я был болен».
Иисус сказал: «Я был голоден». Иисус сказал: «Я хотел пить». Это не церковь суперменов. Павел, которого нельзя было упрекнуть в недостатке веры, писал галатам, что те приняли его как Ангела Божия, невзирая на его немощи, и исторгли бы очи свои, чтобы он только смог видеть. Он был точно таким же немощным, и люди судились по тому, как принимали его в его немощах и обращали ли на них внимание, чтобы его за них уничижить, или нет.
Она претерпевает все эти лишения, но при этом она искуплена совершенно и навсегда. А ей говорят: «Сойди с креста, сотвори чудо, чтобы мы тебе поверили». Но она точно так же, как Иисус довисел на кресте до конца, в своих немощах, о которых пророчествовано, что они будут, исполняет написанное о ней, довершая искупление до конца.
Она остается верной, когда невозможно быть верным. Она следует за Словам, когда невозможно следовать Слову. Она держится за обетования, когда все, что с ней происходит, противоречит тому, что обетование на ней исполнится. И она исполняет все сказанное о ней, но в другой форме, не в такой, которую ожидают грешники и любящие грех церковные члены.
Все ожидают великих дел, но все это, чего ожидают, происходит рядом и совершенно обыденно. Величайшие дела Божии совершаются прямо посреди нас, а мы даже не замечаем этого. Это шествует Невеста. Это Невеста продолжает исполнять написанное о ней Слово.
И сила, заключенная в ней, готова освободиться, если мы только съедим Книгу и поверим, что она посреди нас. Христос может дать все по желанию нашего сердца, если мы только поверим, что Он находится посреди нас, если мы только услышим тот Голос из Храма.
«Это место покоя Моего. Вот покой, я дам покой душам вашим. Вот место, где Я успокоюсь». Он успокаивается в ней. И это то, что должны распознать те сто сорок четыре тысячи под той Великой Трубой. И распознав это, они становятся стражами ее покоев. Она распознается под Великой Трубой. Они стражи ее покоев, они заграждают путь всем остальным.
Вот она в книге Даниила перед этим жертвенником и служит ему. Там, где написано в Синодальном переводе: «Судьи сели, и раскрылись книги», она садится судить вместе с Ним. Почему? Потому что она измеряет все. Она – это завершение искупления. Она – это эталон, поскольку вся Книга, которая является эталоном, в ней.
И по ней, по этому эталону, будут судиться все остальные, потому что они не приняли то, что приняла она. Потому что она выдержала тогда, когда никто другой не мог выдержать. Именно поэтому она имеет право сесть и судить. Она приняла такое искупление, которое позволило ей не умереть, хотя мы и не опередим умерших. Умершие во Христе не виноваты в том, что они умерли, просто еще не настало время «остаться в живых». Но приходит время и настало уже, которое дает такое откровение, что позволит не умереть. Это откровение отрывает такую Победу Иисуса Христа, которая позволяет остаться живым. Невеста открывает такую Победу Христа, которая позволяет Ему проявиться во всей полноте. Но каким образом? Исполняя Слово, совершая в ней Свой труд искупления, довершая эту Жертву до конца.
Он берет в эти последние дни самого потерянного человека, человека, которого невозможно спасти, по мнению людей, спасает Его до конца, показывая и доказывая, что Ему в спасении, оправдании, освящении, прославлении спасенного Им человека возможно все.
И Он ставит ее Знамением, и Голос ее не распознается. Только ленивый в Послании не знает о Голосе в Бранхаме, но Голос ее не будет распознан. А Голос Христа в ней и есть откровение Семи Громов.
Ее голос не распознается – вот в чем дело. Все считают, что у нее не будет собственного Голоса. Но когда она принимает это откровение, когда она принимает откровение этих Голосов, у нее после съедения Книги появляется свой собственный Голос, это Голос Архангела и Голос Воскресения. А ей вместо этого отводят место цитатора из проповедей Уильяма Бранхама.
Но что говорит о ней Слово?
И Дух и невеста говорят: прииди!
(RST Откровение 22:17)    
Вначале на протяжении всех семи периодов говорил Дух через посланников. Но теперь этот Дух стал Невестой, и она говорит: «Приди!»
«И слышавший да скажет прииди!» – тот, который измерен. Он тоже обретает Голос.
«Жаждущий пусть приходит, и желающий пусть берет воду жизни даром». Если ты жаждешь, не нужно подключаться к голосу за морями-океанами, не нужно бегать за «помазанным» проповедником из первого десятка в рейтинге среди церквей Послания. Просто приди, пей и обретай Голос, потому что все это – для тебя и даром, просто так, если только ты подходишь под тот стандарт, под который подошла она, Невеста.
Иоанн стал этим стандартом. Иоанн, предвидя ее и пророчествуя о ней на этом острове Патмос, написал ей в своем послании:
Я весьма обрадовался, что нашел из детей твоих, ходящих в истине, как мы получили заповедь от Отца.
(RST 2-е Иоанна 1:4)
Он, видя ее на острове Патмос, написал ей чрез века письмо, которое она должна была распознать, получить и прочитать. Она должна была распознать, что было написано в истинном письме, в «истинном писании», как было сказано Даниилу.
…Я возвещу тебе, что начертано в истинном писании; и нет никого, кто поддерживал бы меня в том, кроме Михаила, князя вашего.
(RST Даниил 10:21)
И восстанет в то время Михаил, князь великий, стоящий за сынов народа твоего; и наступит время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди, до сего времени; но спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены будут записанными в книге.
(RST Даниил 12:1)
Но за сынов народа в Ветхом Завете в качестве прообраза стояла Эсфирь. А это говорит о том, что Архангел Михаил восстанет в Невесте. Он «сар ha-гадоль», а она плоть от плоти Его и кость от кости Его, с тем же самым именем «Сарра» – княгиня, принявшая обетование и произведшая на свет Семя. И как приход Эсфири к Артаксерксу помог спастись иудеям в то время,  шествие Невесты в брачной одежде навстречу своему Жениху поможет спастись Израилю. Если бы Артаксеркс не принял Эсфирь и не простер на нее своего жезла, погибла бы и она, и весь ее народ. Пока Иисус не примет Невесту в воздухе, бросившись к ней навстречу, Дух Святой не сможет заняться ста сорока четырьмя тысячами, дав им в руки Оружие, Духа Святого, чтобы противостоять этим двумстам миллионам бесам. Чтобы они спаслись, нам надо пройти свой путь в Слове до конца, остаться живыми, устоять там, где все другие падают и отступают, чтобы быть годными для служения во время страж, и отслужив стражи в Храме, уйти в Вечность. Пусть на Господь в этом благословит!

Микроблоги и любимые цитаты

©2010 7Gromov Catalog hristianskih saytov Dlya Tebya